Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Китайская поэзия - Бо - Ли Бо. В различных переводах

Старинные >> Китайская поэзия
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Ли Бо. В различных переводах

----------------------------------------------------------------------------

СПб.: Кристалл, 1999.- (Б-ка мировой лит. Малая серия).

OCR Бычков М.Н.

----------------------------------------------------------------------------

Переводы Ю. К. Щуцкого {*}



     {* Воспроизводится по изданию: Антология китайской лирики VII-IX вв. по Р. Хр. Перев., прим. Ю. К. Щуцкого. М.- Пг., 1923.- Прим. ред.}
Чистые воды

Воды прозрачны-чисты,

И месяц осенний сияет.

Я в озере южном срываю

Белых кувшинок цветы.

Лотос, - почти говорит, -

Мой баловень нежный, любимый;

И в лодке проплывшего мимо

Грустью меня он разит.

После пьянства, когда мы катались

с советником Шу по озеру Дунтин {1}

Вот если бы убрать - стесать

Откос Царевниной Горы {2}, -

То воды Сяна {3} с той поры

Открыли бы широко гладь,

Отведал я Балинских {4} вин.

Я их, не зная меры, пил,

И вот уж хмель меня убил

В красе осенних вод Дунтин.

Вспомнилось о "Горах Востока"

Много лет в "Горах Востока"

Быть мне не пришлось...

А цветы цвели уж сколько

Раз в "Пещере Роз"?

Там и тучка исчезала

Без меня, одна...

За который дом упала

Светлая луна?..



     Одиноко сижу в Цзинтинских горах


     Прекратился уж полет высокий

     Птиц, летающих сплошною стаей.

     Тучка сиротливо-одиноко

     На свободе в дали уплывает.

     И, друг другу не надоедая,

     Смотрим друг на друга я и горы.

     И докуда зрение хватает,

     Есть лишь эти горные просторы.


     Весенней ночью в г. Лояне {5} слышу свирель


     Из чьего, я слышу, дома звуки яшмовой

     свирели,

     В темноте летя, пропели?

     Проникают эти звуки в вешний ветер,

     устремляясь

     В город Ло и рассыпаясь

     Нынче ночью меж мелодий и печальных

     и тоскливых,

     Слыша "Сломанные ивы" {6},

     Кто же может не заметить, что о родине

     в печали

     Думы на сердце упали?!


     Думы в тихую ночь


     В изголовии ложа

     Сияет, светлеет луна.

     Показалась похожей

     На иней упавший она.

     Посмотрел на луну я,

     Лицо к небесам обратив,

     И припомнил родную

     Страну я, лицо опустив.


     Среди чужих


     Ланьлинского {7} прекрасного вина

     Густ золотистый аромат.

     И чаша яшмовая вновь полна:

     В ней с блеском янтари горят.

     И пусть теперь хозяину меня

     Вином удастся опьянить -

     Тогда, где будут чуждые края,

     Я не возьмусь определить.


     Тоска у яшмовых ступеней


     Я стою... У яшмовых ступеней

     Иней появляется осенний.

     Ночь длинна-длинна... Уже росой

     Увлажнен чулок мой кружевной.

     Я к себе вернулась и, печальна,

     Опустила занавес хрустальный.

     Но за ним я вижу: так ясна

     Дальняя осенняя луна!


     Примечания


     {1} Дунтин - название озера.


     {2} Гора над Дунтином. Место прогулок Сянской царевны при императоре Шуне (III тысячелетие до Р. Хр.).


     {3} Сян в южном Китае.


     {4} Местность в провинции Хунань, в южном Китае, славящаяся винами.


     {5} Лоян - одна из древних столиц Китая.


     {6} "Сломанные ивы" или "Сломанные тополя и ивы" - название мотива из "Антологии династии Хань" (III в. до Р. X.- III в. после Р. X.). Когда расставались друзья, они приходили на берег реки и, сорвав по ветке ивы или тополя, дарили друг другу на память.


     {7} Ланьлин - местность, славящаяся вином.


     Ю. К. Шуцкий


     Переводы Л. 3. Эйдлина {*}


     {* Воспроизводится по изданию: Поэзия эпохи Тан. М.: Худ. лит-ра, 1987. Сост., вступ. статья Л. 3. Эйдлина.- Прим. ред.}
x x x


     Оба сидим и друг с другом пьем.

     Цветут на горе цветы.

     Чарка одна, и еще одна -

     Третья чарка за ней!


     Я охмелел и хочу поспать,

     Ты можешь пока идти.

     Завтра же вновь, если ты не прочь,

     С Цинем приди сюда.


     Переводы К. Д. Бальмонта {*}


     {* Воспроизводится по изданию: К. Бальмонт. Зовы древности, "Слово", Берлин, 1923. - Прим. ред.}


     Пред сумраком ночи

     (Крик воронов)


     В облаке пыли Татарские лошади с ржаньем

     промчалися прочь.

     В пыльной той дымности носятся вороны, - где б

     скоротать эту ночь.

     Близятся к городу, скрытому в сумраке,

     ищут на черных стволах.

     Криком скликаются, ворон с подругою

     парно сидят на ветвях.

     Бранный герой распростился с супругою,

     бранный герой - на войне.

     Вороны каркают в пурпуре солнечном,

     красная гарь на окне.

     К шелковой ткани она наклоняется,

     только что прыгал челнок.

     Карканье воронов слыша, замедлила,

     вот замирает станок.

     Смотрит в раскрытые окна, где зорями дразнят

     пурпурности штор.

     Вечер разорванный в ночь превращается,

     черным становится взор.

     Молча идет на постель одинокую, вот,

     уронила слезу.

     Слезы срываются, ливнем срываются, -

     дождь в громовую грозу.


     Переводы А. А. Ахматовой {*}


     {* Воспроизводятся по изданию: Поэзия эпохи Тан. М: Худ. лит-ра, 1987. Сост., вступ. статья Л. 3. Эйдлина. - Прим. ред.}


     Поднося вино


     Неужто вы не видите, друзья,

     Как воды знаменитой Хуанхэ,

     С небесной низвергаясь высоты,

     Стремятся бурно в море,

     Чтоб не вернуться больше?

     Неужто вы не видите, друзья,

     Как в царственных покоях зеркала

     Скорбят о волосах, - они вчера

     Чернее шелка были,

     А ныне стали снегом?

     Достигнув в жизни счастья,

     Испей его до дна,

     Пусть полон будет кубок

     Под молодой луной.

     Мне небом дар отпущен,

     Чтоб расточать его.

     Истраченным богатством

     Я овладею вновь.

     Быка зажарим, друга,

     Но для веселья нам

     Сейчас же надо выпить

     Заздравных триста чаш.

     Учитель Цэнь

     И ты, Даньцю,

     Коль поднесут вино,

     То пейте до конца,

     А я вам песнь спою,

     Ко мне склоните ухо:

     Изысканные яства

     Не следует ценить,

     Хочу быть вечно пьяным,

     А трезвым - не хочу.

     Так повелось издревле -

     Безмолвны мудрецы,

     Лишь пьяницы стремятся

     Прославиться в веках.

     Князь Цао Чжи когда-то

     Устроил пир в Пинлэ,

     И десять тысяч доу

     Там выпили шутя.

     Напрасно наш хозяин

     Сказал, что денег нет,

     Вина еще мы купим,

     Чтобы друзьям налить.

     Вот быстрый конь,

     Вот новый плащ, -

     Пошлем слугу-мальчишку,

     Пусть обменяет их,

     И вновь, друзья, забудем

     Мы о своих скорбях.


     Песня о восходе и заходе солнца


     Из восточного залива солнце,

     Как из недр земных, над миром всходит,

     По небу пройдет и канет в море.

     Где ж пещера для шести драконов?

     В древности глубокой и поныне

     Солнце никогда не отдыхало,

     Человек без изначальной силы

     Разве может вслед идти за солнцем?

     Расцветая, травы полевые

     Чувствуют ли к ветру благодарность?

     Дерева, свою листву роняя,

     На осеннее не ропщут небо.

     Кто торопит, погоняя плетью,

     Зиму, осень, и весну, и лето?

     Угасанье и расцвет природы

     Совершается своею волей.

     О Сихэ, Сихэ, возница солнца,

     Расскажи нам, отчего ты тонешь

     В беспредельных и бездонных водах?

     И какой таинственною силой

     Обладал Лу Ян? Движенье солнца

     Он остановил копьем воздетым.

     Много их, идущих против неба,

     Власть его присвоивших бесчинно.

     Я хочу смешать с землею небо,

     Слить всю необъятную природу

     С первозданным хаосом навеки.


     Луна над пограничными горами


     Луна над Тянь-Шанем восходит, светла,

     И без облаков океан,

     И ветер принесся за тысячу ли

     Сюда, на заставу Юймынь.

     С тех пор, как китайцы пошли на Бодэн,

     Враг рыщет у бухты Цинхай,

     И с этого поля сраженья никто

     Домой не вернулся живым.

     И воины мрачно глядят за рубеж -

     Возврата на родину ждут,

     А в женских покоях как раз в эту ночь

     Бессонница, вздохи и грусть.


     Песни на границе


     Быстрые кони,

     Как ветер буйный,


     Вынесли войско

     За Вэйский мост.


     С китайской луною

     Бойцы простились,


     Их черные стрелы

     Разят гордецов.


     Кончился бой.

     Злые звезды померкли.


     Лагерь пустеет,

     Унесся туман...


     Героев лики

     На стенах башни


     Хо Пяояо

     Прославлен там.


     На Западной башне в городе Цзиньлин

     читаю стихи под луной


     В ночной тишине Цзиньлина

     Проносится свежий ветер.

     Один я всхожу на башню,

     Смотрю на У и на Юэ.

     Облака отразились в водах

     И колышут город пустынный,

     Роса, как зерна жемчужин,

     Под осенней луной сверкает.

     Под светлой луной грущу я

     И долго не возвращаюсь.

     Не часто дано увидеть,

     Что древний поэт сказал.

     О реке говорил Се Тяо:

     "Прозрачней белого шелка", -

     И этой строки довольно,

     Чтоб запомнить его навек.


     Примечания


     Поднося вино. - Триста чаш - гипербола, свойственная поэтике Ли Бо.

     Цэнь, Даньцю - друзья Ли Бо.

     Цао Чжи (192-233) - известный поэт, наследник императора Цао Цао.

     Пинлэ - название дворца.

     Доу - мера объема, равная 10,3 литра; название сосуда для вина.


     Песня о восходе и заходе солнца. - Где ж пещера для шести драконов? - Согласно легенде, солнце ежедневно совершает свой путь с востока на запад в колеснице, запряженной шестью драконами.

     Сихэ - имя возницы солнца. К вечеру колесница останавливается. Драконы и возница отдыхают.

     Лу Ян - легендарный воин эпохи "Борющихся царств". Сражаясь на стороне княжества Вэй против княжества Хань, Лу Ян махнул копьем и остановил уже садившееся на западе солнце.


     Луна над пограничными горами.- Бодэн - город в провинции Шэньси; здесь в 200 г. до н. э. ханьский император Гаоцзу был окружен гуннами.

     Цинхай - озеро в провинции Цинхай.


     Песни на границе. - Вэйский мост - в провинции Шэньси, к северу от Чанъани.

     ...стрелы разят гордецов - то есть племена гуннов.

     Злые звезды померкли. - Выражение идет от предания о том, что когда стране грозила военная опасность, на небе появлялись лучи зловеще сиявших планет. Кончалось сражение - и лучи исчезали.

     Хо Пяаяо - генерал, портрет которого по приказу ханьского императора Сюань-ли был помещен первым в башне Цилинь. За ним следовали портреты других сановников.


     На западной башне. - У и Юэ - древние названия провинций Цзянсу и Чжэцзян.

     "Прозрачней белого шелка" - строка из стихотворения поэта Се Тяо (464-499) "Вечером, поднявшись на гору Саншань, гляжу вдаль на столицу".


     Переводы Н. Нович {*}


     {* Воспроизводится по изданию: "На рубеже Востока", 1929, э 3.- Прим. ред.}


     Красный цветок


     Взглянув в окно, концом иголки

     Я укололась... Горький рок!

     Мной вышиваемый на шелке

     От крови красным стал цветок.

     И я подумала в волненьи,

     Что мой желанный в этот час,

     Быть может, кровь пролил в страданьи.

     И слезы хлынули из глаз.

     И вдруг, сквозь плач, необычайный

     Я различаю стук копыт.

     И выбегаю с мыслью тайной,

     Что это милый мой спешит;

     Но ни вблизи, ни в отдаленьи,

     Увы, не видно ничего...

     Ввело меня же в заблужденье

     Биенье сердца моего.

     И вновь с разбитыми мечтами

     Сажусь я к пяльцам вышивать

     И, словно бисером, слезами

     Свою работу покрывать.


     Переводы М. И. Басманова {*}


     {* Воспроизводятся по изданию: Поэзия эпохи Тан. М.: Худ. лит-ра, 1987. Сост., вступ. статья Л. 3. Эйдлина. - Прим. ред.}
ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ В ЖАНРЕ ЦЫ
x x x


     Флейты печальные звуки

     Сон оборвали счастливый.

     Циньской деве не спится

     В башне, луной озаренной.

     В башне, луной озаренной...

     Год за годом проходит,

     Вновь распускается ива,

     И расставанье в Балине

     Сердце томит влюбленной.

     Ясная в Лэююане

     Осень теперь воцарилась.

     А на дороге к Сянъяну

     Пыль под конем не клубится.

     Пыль под конем не клубится.

     Дует западный ветер,

     Только что солнце скрылось

     Там, где могил и храмов

     Грустная вереница.


     (Мелодия "Ициньэ")
x x x


     Словно затканный в пряди тумана,

     Лес вдали, различимый едва.

     Бередит в моем сердце раны

     Гор холодная синева.


     Я на башню поднялся высоко,

     Где скопился сумрак густой.

     Там стою и стою одиноко

     Со своею тоской.


     И на мрамор белый ступеней

     Устремляю свой взгляд.

     Шум внезапно возник в отдаленье -

     Это птицы в гнезда спешат.


     А моя где нынче дорога,

     Та, что к дому родному ведет?

     И беседок еще как много

     По дороге путника ждет?


     (Мелодия "Пусамань")


     Примечания


     Два стихотворения в жанре цы. - Цы - жанр китайской классической поэзии, возник в VIII в. на основе песенно-народного творчества. Цы первоначально создавались как песенно-романсовый текст на определенные мелодии, могли исполняться в музыкальном сопровождении. Мелодия определяла поэтический размер, число строк и количество слов (иероглифов) в каждой строке произведения а также наличие в нем зачинов и повторов. Цы делятся, как правило, на строфы и в большинстве своем имеют рифму. Стали ведущим жанром в поэзии эпохи Сун (X-XIII вв.).

     Циньской деве не спится... - Знатная женщина в разлуке с любимым поет о своем одиночестве. Название мелодии связано с ее именем.

     Балинь - восточная окраина Чанъани, где через реку Башуй был перекинут мост. На берегу росли плакучие ивы. Здесь провожали путников.

     Лэююань - холм на южной окраине Чанъаня, место отдыха и прогулок.

     Санъян - столица династии Цинь (246-207 гг. до н. э.) в нынешней Шэньси.

     Могил и храмов грустная вереница. - Поэт имеет в виду усыпальницы императоров династии Хань (206 г. до н. э.-220 г. н. э.).


     Переводы Л. Е. Бежина {*}


     {* Воспроизводятся по изданию: Ли Бо и Ду Фу. Избранная лирика. М.: Детская лит-ра, 1987.- Прим. ред.}


     На востоке области Луцзюнь, у Каменных врат,

     провожаю Ду Фу


     Когда нам снова

     будет суждено


     Подняться над озерною

     водой?


     Когда же вновь

     у Каменных Ворот


     Вином наполним

     кубок золотой?


     Стихают волны

     на реке Сышуй,


     Сверкает море

     у горы Цзулай.


     Пока не разлучила

     нас судьба,


     Вином полнее

     чарку наливай.


     Переводы Г. Б. Дагданова {*}


     {* Воспроизводятся по изданию: Г. Б. Дагданов. Мэн Хаожань в культуре средневекового Китая. М.: Наука, 1991. - Прим. ред.}


     Весенним днем вернулся в горы,

     посылаю Мэн Хаожаню


     Красные ленты {1} оставил, покончил с мирской

     суетой,

     В чистых горах посетил буддийский монастырь.


     Золотые правила откроют дорогу чувствам,

     Драгоценный плот переправит через область

     заблуждений.


     На горных пиках лес, скопились птицы на балках,

     На утесах цветы, где-то спрятался горный ручей.


     Пагоды очертанья, появилась над морем луна,

     Башня проглядывает, застилает реку туман.


     Ароматен воздух, "три неба" спустились,

     Колокола звук воедино связал тысячи ущелий.


     Лотосы осенью жемчужными каплями

     наполнились,

     Сосны густые покрыли все вокруг.


     Стаи птиц с удивлением внимают дхарме,

     Стаи драконов словно оберегают чаньский

     монастырь.


     Стеснение исчезло, потоки воды льются подобно

     стихам,

     Так захотелось услышать звуки струн Бо Я {2}.


     С Башни Хуанхэлоу - "желтого журавля" посылаю

     Мэн Хаожашо в Гуанлин


     Старому другу "цы" посылаю с башни Хуанхэлоу {3}

     Туман и цветы в конце третьего месяца в Янчжоу.


     Примечания


     {1} Красные ленты - Ли Бо имеет в виду чиновничью службу.


     {2} Бо Я - персонаж древней летописи "Чунь-цю", где он представлен самым искусным мастером игры на цине.


     {3} Башня Хуанхэлоу - Эта знаменитая башня в китайской истории по преданию связана с именем Фэй И, крупного сановника эпохи Троецарствия, царства Шухан. Прославился тем, что проявлял необыкновенные способности в улавливании сути любого как древнего, так и современного сочинения. Погиб от руки предателя, принявшего сторону царства Вэй. Предание гласит, что именно с башни Хуанхэлоу - "желтого журавля" Фэй И вознесся на небо, а потом неожиданно возвратился на желтом журавле, почему и появилось такое название.


     Г. Б. Дагданов


     Переводы Э. В. Балашова {*}


     {* Воспроизводится по изданию: Китайская пейзажная лирика. Сост. В. И. Семанов и Л. Е. Бежин. МГУ, 1984.

     Подстрочные переводы стихотворений подготовлены И. С. Лисевичем. - Прим. ред.}


     Одинокий гусь


     Гусь одинокий {1},

     мучимый жаждой великой,

     Летит и роняет

     стаю зовущие крики.

     Кто посочувствует

     тени этой летучей?

     Потеряли друг друга

     в нескончаемой туче.

     Взор обрывается -

     всюду мерещится что-то,

     Больше отчаянье -

     явственней шелест полета!

     Вон в поле вороны...

     не связаны мыслью одною,

     Только кричат, суетятся

     беспутной толпою.


     Рассвет и закат {2}


     Солнце встает

     из восточных змеиных тенет,

     Словно восходит

     с самого дна земного.

     Небо измерит - и снова

     просит приюта у западных вод.

     Где ж, наконец, стены крова,

     где шестерка драконов {3} ночлег обретет?

     Солнцу дано,

     раз возникнув, не прекращаться.

     А человек - не эфир изначальный {4},

     где уж ему уходить - возвращаться!

     Ветру весны за свой рост

     не благодарна трава.

     За листопад на небеса

     не станут роптать дерева.

     Кто подстегнет

     четыре времени года бичом?

     Для тысяч вещей

     положен приход и уход.

     Си Хэ!

     Си Хэ!

     Ради чего ищешь свой кров

     в пучине времен - пустыне

     отверженных вод?!

     Как велика сила духа

     Лу Яна!

     Остановившего миг

     ударом копья! {5}

     И не избегнут

     ни лжи, ни обмана,

     Если противятся Небу,

     не следуют Дао - Пути Бытия.

     Эй, по Великую Глыбу {6}

     раздайся, сума.

     Сам ведь не знаю предела,

     как беспредельность сама.


     Подношение Ван Луню


     Ли Бо ступил на борт челна.

     Вот и попутная волна.

     Вдруг - песня... донеслась она

     под топот скакуна.

     Глубины персиковых вод {7}

     хоть в десять тысяч чи! {8}

     Ван Луня дружеское сердце

     не знает вовсе дна.


     Ночлег с друзьями


     Вековую скорбь долой -

     избываем свои беды!

     Выпиваем чередой

     сто кувшинчиков вина.

     Глубока, прозрачна ночь,

     и чиста река беседы. {9}

     Ослепительна луна...

     мы не спим или она?

     С хмелю в горы забредем

     и возляжем, где попало,

     Изголовье - мир земной,

     небо - чем не одеяло!


     Вопрос и ответ в горах


     Пытали однажды:

     мол, что за нужда -

     В нефритовых скалах

     гнездо себе вью?

     В ответ улыбнулся

     и промолчал,

     А сердце запело:

     свободу люблю...

     Стремнина

     персиковых лепестков,

     Летящих с обрыва

     в ущелье теней.

     Лишь здесь - небеса,

     и земля - только здесь,

     А не среди

     людей!


     Слушаю, как Цзюнъ, монах из Шу {10},

     играет на цине


     Монах из Шу берет

     зеленую с узором {11}...

     На западе под ним

     утес Бровей Крутых.

     Едва коснулся струн -

     подхватывают хором

     Сосновые леса

     в ущелинах земных.

     Врачуя гостя дух,

     уже поют потоки,

     В заиндевелых

     звон стоит колоколах

     Подкравшийся закат

     позолотил отроги.

     И вновь в который раз

     смеркается в горах.


     Песнь луне Эмэйшаньских гор {12}


     Луна Эмэйшаньских гор,

     полумесяц осенний! {13}

     В реке Усмиренных Цянов {14}

     купаются тени...

     От Чистых Ручьев плыву

     по дороге к Трем Безднам.

     Тоскую... к Юйчжоу {15}

     спускаюсь вниз по теченью.


     В одиночестве сижу на горе Цзинтиншань


     Растаяла стая,

     изведав предел восхожденья.

     Одно только облачко

    

... ... ...
Продолжение "Ли Бо. В различных переводах" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Ли Бо. В различных переводах
показать все


Анекдот 
Сидит мужик на рыбалке и пристально смотрит на поплавок, мимо проплывает крокодил. Увидев рыбака, смотрит на него. Спустя минуту крокодил спрашивает:

- Что, мужик, не клюет?
Мужик отвечает:

- Нет.
Крокодил:

- Может пока искупаешься?
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100